Почему мы не отпускаем людей кататься на упряжке самостоятельно

На ошибках, говорят, учатся! А в нашем деле, когда нет учебников, а у каждого спортсмена своя методика, выход всего один – вперед на штурм своих граблей!
Сейчас во многих местах, где катают на собаках, предлагают самому рулить упряжкой. Я, набив своих шишек и синяков, этого категорически не приветствую. Во-первых, живые собаки – это не велосипед. У них у каждого в упряжке своя соображаловка на плечах, притом, каждая со своими тараканами. Одна дурная собака способна завязать всю упряжку в узел, а дурь в каждом просыпается по независящим от человека обстоятельствам. Не с той лапы пёс встал с утра – и привет)))  Можно бесконечно восторгаться красотой и волшебством ездовых собак, но об их интеллекте, с каким они легко обводят каюра вокруг пальца, говорят не красивые глаза, а поступки)) Что-то вдохновило меня рассказать о наших неудачах, чтоб не казалось, что всё всегда красиво и гладко))

Фейл первый – резкий поворот и косогор.
Когда мы только начинали забегивать большую упряжку, ребята каюры (Лёха с братом Саней) по моей убедительной просьбе долго тренировали вхождение на нарте в поворот 90 градусов. Потому что собаки как специально перед поворотом прибавляют скорости, и чтобы не вылететь – нужна сноровка. Ребята по-честному таскали друг друга на нарте в поворот, цель была – запрягать собак у крыльца дома, стартовать на участке, входить в крутой поворот под прямым углом в ворота въезда, и уже дальше двигаться по дороге. Они по-честному таскали друг друга целый день, а потом даже пару раз запрягли каждому по шестерке собак, и проходили круг в сопровождении машины, которая для подстраховки шла перед упряжкой.
Казалось бы – всё просто. Вот тебе упряжка, нарта. Ну да, старт с поворотом, ну и подумаешь, пробовали же – получилось. Мы конечно вообще без башки, но оптимисты, каких еще поискать))
Прошли дни. И мы решили, что надо закрепить навык и еще разок собак прогнать. Запрягли Лёхе упряжку, и без сопровождения авто выстрелили от крыльца. Не учли только один момент – ворота настежь, собаки режут угол поворота. В три звериных прыжка кончается наш участок и упряжка набирает неэпическую скорость, а дальше первая пара проходит по минимальной траектории, вторая пара еще сильнее режет угол, третья уже идёт по кустам, а нарте ничего не остаётся как ехать прямиком в дренажную канаву… Лёха повис на ёлке над канавой… а упряжка понеслась дальше – налегке!
Далее были минуты хаоса, вытряхивания еловых веток из-за шиворота, поиски ключей от машины – и вот мы уже выехали на поиск и отлов упряжки. Кружили-кружили по садоводству – собак как след простыл. Удивительно, как шесть собак с пустой нартой, нигде не запутавшись, ни за что не зацепившись, прошли черт знает сколько кругов, прежде чем им надоело и они встали в самом центральном и видном месте садоводства – у управы.  И мы так и не поняли, как они могли известным нам маршрутом пройти мимо нас, не встретившись с нами. Режим стеллз? Телепорт? ))) Загадка))
Выводы: стартовый коридор должен быть прямой минимум метров 50, как на гонке) Или если с поворотами, то плавными)

Фейл второй — про меня и Гектора.
День был чудесный зимний, я была дома одна, свежий снег меня оочень вдохновил, и я решила выехать проветриться на своих собаках))) Удивительное дело, я смогла собрать своих бешеных собак в количестве шести, запрячь их в одно лицо и запуститься! Уже грандиозное достижение)))
Еду я такая вся довольная собой, что все могу сама, и собачки бегут, и снежок падает – ну красота же! И тут из-за поворота выходят две старушки. Живут тут у нас в садоводстве две бабуськи, ежедневный моцион совершают, ходят с лыжными палками. Ругаются на нас, естественно (назаводили себе волкодавов, проститутки, и носятся теперь, сшибают всё). С ними вечно таскается маленький белый пёсик, немолодой уже, но норовистый, деловая колбаса. Гектором звать. И вот еду я, вижу бабок издалека, притормаживаю. Нет ли с ними Гектора? Гектора нет))) Я поддаю ходу собакам, проезжая мимо бабулек, здороваюсь, улыбаюсь, говорю, что собачки не тронут. И тут этот мелкий засранец вылетает из-за поворота на полном ходу мне в лоб, обходит упряжку по канаве, так еще и приговаривает чёто на бегу («Вот вам, идоры неудачники, ннанана!») и уносится мне за спину. Упряжка моя в недоумении разворачивается («Чёёё? Ты кого идорами назвал, ошибка природы?») и решает, что непременно надо гада догнать. И как минимум, прояснить ситуацию. Я наивно встаю на тормоз, полагая, что тут-то они и остановятся. Еще и говорю вальяжно «Нельзя!» и «Мимо!» Да где там мне. Мимо. Ага. Мой вес с весом легкой нарты просто ничто по сравнению с недоумением моей упряжки. Меня валят с нартой на бок и тащат в погоню за Гектором.
Бабки в панике. Та, что не любит нас сильнее, берет в руки лыжную палку, и, ругаясь и размахивая ею как саблей, бежит вслед Гектору, гонит засранца домой. Вторая старушка стоит, за сердце держится. Я, шипя и матерясь, еду на животе, намертво вцепившись в нарту. Пара особо ответственных моих собак на меня иногда оборачиваются, и безмолвно мне показывают, мы бы и рады и «Нельзя» и «Мимо», но остальные… А у остальных всё случилось – шоу! Бабка бежит! Гектора гонит! Нам тоже туда надо, за ними! И я еду дальше на животе… Снег в штаны набирается… Еще и вторую старушку утешаю, нормально, мол, всё, ща я… Ща… Ща…
Из ворот ближайшего участка  выходит женщина с лопатой для снега. Интересуется, все ли у нас в порядке)) Я пытаюсь объяснить что-то… Любая моя попытка встать – и собаки делают пару шагов дальше, и я снова мордой в снег. В какой-то момент мне удается поставить нарту на лыжи, я рассчитываю воткнуть локтем тормоз, чтобы встать, но снега мало, земля мерзлая, и вес мой маловат, поэтому меня собаки стаскивают дальше…
В один момент женщина с лопатой, которая чистила въезд к себе на участок – оказалась между видом убегающей за Гектором бабки и моими собаками. Собаки увидели нечто статичное – о! Здрасьте! А у меня появилась надежда встать. Но вторая старушка, что стояла рядом с нами, сказала ей – Что ты, отойди скорей, снесут еще! ..
И женщина отошла…
А я поехала на брюхе дальше…
В какой-то момент я силой злости себя всё-таки поставила на ноги одним рывком. И надавила на тормоз. И когда собаки поняли, что дальше нарта не едет – удосужились меня увидеть и услышать. И замахать хвостами и подойти – ой, а что случилось? Ты нас звала?
Вывод: якорь на большой упряжке обязателен)) Веры собакам нет)))

Фейл третий – кулибинг и колхозинг.
Это был конец зимы. Дорога в садоводстве покрылась пористым льдом, об который собаки стали резать лапы. И мы протропили по пухлому мокрому снегу трассу на торфянике. Снегохода тогда еще не было, тропили как могли, и уже по весне, получилось неплохо, но узко. Приехали ребята кататься, мы их отправили в лес ждать упряжку и стали запрягаться. Чуть не переругались с Лёхой по поводу того, на какой нарте ехать. Леха хотел на новой, которая длиннее, и лучше идет по узкой трассе, которую он колхозил сам. Правда, она не доделана немного – там еще тормоза нет. Но зачем нам тормоз, тормоза придумали трусы, и вообще у нас есть якорь. Для справки – тормоз располагается прямо под каюром, между лыжинами, чтобы на него в любой момент можно было давануть ногой. Якорь – это отдельный крюк на тросе, стояночный тормоз, он выбрасывается в момент остановки рукой и вгрызается в снег клыками. Чем сильнее дергают собаки – тем глубже утопает в снег якорь, потому что крепится к основному потягу упряжки, а с позиции каюра его легко достать рукой. Когда якорь не нужен, он вставляется в специальный стакан под ручкой нарты. Стакана на новой нарте тоже еще не было, и якорь просто висел на ручке. Старт на торфяник идет через небольшой мостик, и, чтобы не угодить в канаву, через него обычно проводим собак на руках. То есть, каюр стоит на нарте (на тормозе, как правило), а второй человек проводит первую пару собак, направляя по нужной траектории.
Взяли новую нарту. Запряглись. Сняли с тормоза. Собаки рванули… И дальше что-то пошло не так. От рывка якорь вылетел с ручки и упал на дорогу, воткнувшись одним клыком в лёд, нарту швырнуло боком и Лёха полетел носом в ручку нарты..  С моей позиции все было тоже весело  – меня с первой парой стала догонять и подсекать вторая и третья пары, создавая огромную путаницу, а в следующую секунду заорал Лёха, веля остановиться…  Я почти легла на собак, круглыми глазами глядя на Лёху, а он стал объяснять: «Кажется, я сломал руль… и очки… и .. нос… бл..ь.. и якорь….» Я седею на глазах. Якорь, воткнувшись одним клыком, погнулся, выворотил здоровенный кусок льда с дороги… Лёха, от броска войдя переносицей в руль, сделанный из пнд-трубы, сломал трубу в точке столкновения. Очки погнулись, а нос благо только поцарапался…
Вывод: обкатывать недоделанное оборудование в боевых условиях не стоит. Тормоза придумали не трусы!

Фейл четвертый – трехколесный карт-перевертыш.
Были мы на выезде. Новогодние праздники тогда были едва ли снежными, поэтому приходилось катать на карте. Карт – такая колесница, каюр стоит на подножках и может отталкиваться ногой, руль и тормоза как у велосипеда, тяга только собачья. На трех, бывает на четырех колесах. Наш – на трёх. Вообще, трехколесные карты считаются неустойчивыми и перевёртышами – неудачно распределишь центр тяжести и можно нырнуть через руль вбок – головой вниз. Сколько раз такое видела на гонках. Но опытного каюра с такого карта стряхнуть довольно трудно. Катали мы на карте на тот момент уже не первый день, группы детей человек по 20-30 за сессию, буквально 200 метров в одну сторону – разворот – и обратно. Катали втроём – один запускает-встречает, второй на развороте стоит, третий каюрит. Каюрил в тот день Сашка, Лёхин брат. С утра мы уже откатали группу, потом был перерыв, и вот к нам идут еще несколько «опоздавших» от группы человек, которые тоже придумали покататься. Мы уверенными отработанными движениями занимаем позиции, девушка Сашина берет в оборот прибывших людей, я разворачиваю упряжку мордой в лес, фиксирую собак в позиции стоять-не-двигаться, жду паузу, давая Сашке встать на тормоза и отпускаю собак, намереваясь убегать на разворот.  Я в капюшоне вижу только перед собой. Собаки по инерции вытягиваются по линии, для чего делают вперед шаг-два… три-четыре, и, сперва неуверенно, а потом всё более весело и ходко убегают, уволакивая за собой карт… без Сашки. Кто бы мог подумать, что Саша в этот момент карт не держал ничем и решил одеть перчатки! Мы бросаемся за картом. Стоять, ЭЙ, СТОЯТЬ! Да где там, стоять, как же. Главные подстрекатели обычно собаки опытные. В этой тройке собак первым шел Дрейк, а сзади Макс с Вовой, так вот Вова – главный подстрекатель, а Макс – та еще поджигалка-истеричка. Дрейк и рад слышать от старших во второй паре – эгегей, поднажми, братан, хорошо идём!
Саша уносится огромными скачками, в какой-то момент кажется, что вот-вот догонит, но эти же двое – эгегей, поднажми, наперегонки же идём! И Дрейк поднажал, а ленивая жопа Вова и хитромордый Макс в азарте припустили во все лопатки. Я сперва решила ждать. Потом не смогла ждать, и пошла по следам. Звонить бессмысленно – телефона у Саши с собой нет, волноваться тоже нет смысла – след свежий виден хорошо на нетоптаном снегу. А Вовка эти трассы знает, можно только делать прогноз, как далеко хватит дури этим скакунам унестись. И вот же чудеса – дорога петляет, и то вверх, то вниз катится, кочки попадаются, и ямки, а карт наш, перевертыш – едет и едет, и ровно так! Я была уверенна, что он с первого же спуска застрянет где-то в кустах.
А вот глядя на следы Саши я через несколько сот метров стала за него волноваться. На выезды мы одеваемся обычно тепло, потому что приходится иногда подолгу ждать, когда придет следующая группа, а стоять на одном месте даже в небольшой минус – холодно. А еще Сашка был в больших рыболовных теплых сапогах, и судя по его длинным скачкам – бежал он за упряжкой с охрененной скоростью…
Через 1200 метров от места старта была поляна с развилкой. Вовка эту полянку прекрасно знает, мы там тренировались раньше, остальным собакам это место не знакомо. Это и спасло Сашку – когда он добежал до поляны, собаки стояли в замешательстве, не вдупляя, куда же двинуть дальше. Надо ли говорить, что обратно они его тащили крайне неохотно, так как спустили весь пар в попытке бегства?)
Вывод: крепче за шоферку держись и не расслабляйся ни на миг.

Фейл пятый – узелок на память от Шурочки.
Дело было по осени, мы решили совместно с питомником из Лемболово мутить тренировки. Мне давался четырехколесный карт и две якутки в команду, я от себя брала трёх кобелей, мне очень хотелось рулить картом. В первую пару мне сосватали хасочку по имени Шура. Это была собака-лидер из упряжки ушедшей в декрет гонщицы, и чтобы не сидеть ей без дела, впарили Шурочку мне в первую пару. Стартовали мы двумя шестерками – я на карте, и Серега из лемболовского питомника на квадрике. А за нами пошел Лёха на велике с Зориком.
Собаки у меня пошли прекрасно, мы обогнали Серегу и держали хорошую скорость, карт рулился отменно, и всё казалось нипочём. А потом мы повернули к дому. И у Шурочки случился припадок. Ой-ой, не могу иттить, плохо мне, остановите землю, я сойду!! – вопила Шурочка как потерпевшая. Божечки, решила я, неужто запуталась дурацкая Шурочка и сейчас оторвёт ей лапу, а может быть даже две лапы?! Собака не моя, страшно. Остановила упряжку, слезла с карта, прошла по потягу до первой пары, заглянула в глаза этой ШУРОЧКЕ. Она на меня посмотрела удивлённо – ой, дратути! Я ей говорю – у тебя проблемы какие-то? Нет, нет, никаких проблем, — проблеяла Шурочка, и я пошла, держась за потяг, обратно от первой пары к карту. И тут мимо меня пронёсся Серега со своей шестеркой. Девки дёрнулись, карт увалился через кусты обочины и встал боком, я помахала ему ручкой, рявкнула «Стоять!», и пошла к карту. Мои попытки его вытащить с обочины большим успехом не увенчались, потому что в упряжке стала нарастать паника.
«Папа» — завопила уехавшему Сереге якутка Аташа.
«Папка!» — запричитала якутка Адаша.
«Сереееееееееееееегаааааааааааааа!» — заорала во всю свою припадочную глотку Шурочка и рванула упряжку вперед.
Девочки поднажали, карт перекатился через меня и полетел дальше, подпрыгивая на кочках и переворачиваясь в воздухе в духе голлувудских блокбастеров… И все это на глазах подъехавшего Лёхи… В тот раз мне удалось доораться до парней в пределах видимости упряжки – они остановились, карт печально осыпался, завязав раму в узел. Я перехватила у Лёхи велик с  Зориком, а Лёха, подозрительно и недоверчиво меня осмотрев и ощупав, понесся останавливать упряжку… После этого на карте он мне ездить не разрешает…
Вывод: не ставить незнакомых собак в упряжку, особенно вперед. А если поставила – не доверять.

Итого: вся головная боль от шумных собак. Шумят обычно те собаки, которые в упряжки не очень вспотели тянуть. Работящие собаки обычно более управляемые и покладистые, и тянут хорошо. Но без «поджигалок» скорость всегда меньше, потому что именно они устраивают нужный кач, настраивая всю команду, ведь кто-то обязательно должен запевать «давай-давай!»))))))))))

Post Author: MainHusky